Тувалет – штука тонкая, однако.

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be+%d0%bd%d0%b0+%d0%ba%d0%be%d1%80%d0%bf+%d1%81%d0%b0%d0%b9%d1%82+2
Анна Багдасарова
24 августа 2009, 12:24
2
N pic 1924
Рейс "Пхукет-Сеул", летим после отпуска домой в огроменном самолете с несколькими салонами. Приспичило мне справить этакую приличную нужду. Захожу в заведение, которое между двумя салонами, закрываю дверь, сажусь на горшок. Начинаю делать свое дело. Процесс этот, если к нему подходить с толком, продолжительный. Есть время подумать о чем-нибудь приятном или полезном. Я выбрал второе и на случай внезапной эвакуации при приземлении на воду решил пока есть время проверить, на месте ли туалетная бумага. А то знаете ли, подобные проблемы частенько возникали по молодости в университете. Но тогда выручали тетрадки с лекций. А тут только паспорт и посадочный билет – даже высморкаться не хватит. :) В общем, туалетная бумага имеется в достаточном количестве. Но тут подлая память выдает еще один фрагмент посещения мест гигиены - надпись над унитазом "Бумагу бросать только в ведро", стандартную для расейских баз отдыха, которые я часто посещаю, и в них как настоящий гринписовец (или как их там) делаю именно так, как написано. Начинаю искать это самое ведро, а его естественно нет :) Но это же и понятно – не может же в суперсовременном буржуйском самолете на полу туалета просто вот так стоять ведро. Понимаю, что у буржуев все должно быть как-то очень просто и эргономично - надо куда-то нажать, что-то откроется и попросит положить туда бумажку. На стене вижу наиболее подходящее для этого место с нарисованным пальчиком. Нажимаю, но ничего не происходит. Шарю дальше по стене, нажимая на все возможные выпуклости и вогнутости, но результатов нет. И тут в дверь отчетливо раздается "тук-тук-тук". Я слегка озадачиваюсь, но не придаю этому значения, пока через несколько секунд не раздается еще один "тук-тук-тук". Тут в памяти выплывает фрагмент, что где-то за несколько секунд до первого стука в салоне раздался мелодичный звук наподобие того, что звучит для привлечения внимания пассажиров перед речью бортпроводника или выводом информации на монитор. Также вспоминаю, что подобный зуммер звучит, когда самолет попадает в зону турбулентности, при этом еще над каждым креслом высвечивается надпись и рисунок "Пристегните ремни". Пока я все это вспоминаю, в дверь опять настойчиво стучат. Я начинаю злиться и думаю о том, что бы я сказал, если бы за дверью стояла русская стюардесса. Наверняка что-нибудь типа "И что мне щас из-за вашей мля турбулентности надеть штаны на сраную жопу и потом вонять на весь салон? ". Тут опять настойчиво стучат. Я начинаю выстраивать эту фразу на английском языке, но понимаю, что у меня проблемы с лексиконом - я элементарно не знаю, как по-английски будет "срать". На всякий случай кричу в ответ "Хэлло", и добавляю "Ай эм бизи". По ходу дела пытаюсь определить другую причину столь упорного стучания ко мне, кроме турбулентности. Понимаю, что глупо думать, что все десять туалетов в самолете сломались и куча пассажиров стоит в очереди в мой туалет. Скорее уж стюардесса решила проверить, не умер ли я. Но мы сидим в первом ряду салона, дверь в туалет видна постоянно и такого, чтобы стюардесса кого-то еще посчитала умершим и так же упорно ломилась в дверь, я еще вроде не видел. Тут опять раздается настойчивый стук. Я уже конкретно завожусь, и уже очень громко ору: "Хелло, Ай эм бизи, плиз вэйт э момэнт!". Прислушиваюсь, что мне скажут в ответ – вроде тишина. Я уже было хотел вздохнуть, и тут опять "тук-тук-тук". Ну все, капец, достали. Отодвигаю защелку, открываю дверь. В проходе стоит стюардесса. Я естественно сижу на горшке со спущенными штанами. Глаза у нее округляются насколько это возможно для ее корейского разреза, рот приоткрывается, из рук на пол падает полотенце. Пару секунд длится пауза, после чего я говорю ей: "Ю си, ай эм бизи, плиз вэйт э момент" и закрываю дверь. С чувством выполненного долга и гордостью за себя, что не побоялся открыть дверь, усаживаюсь поудобнее и достаю телефон, чтобы запустить любимую игрушку типа тетриса и насладится остатками прерванного процесса. Понимаю, что мне уже больше не должны мешать, можно выбрать уровень игры побольше. Думаю о том, какие же все-таки эти корейцы балбесы. И тут опять "тук-тук-тук". У меня все падает, хочется заорать "Как вы задолбали, корейские идиоты", но английский лексикон не такой широкий, как русский, поэтому кричу в ответ "Ай эм бизи. Вот хэппэнд? ". Через несколько секунд опять стук в дверь. У меня уже нет сил. И опять стучат. И так пять раз. Обстановка нервозная - снова отодвигаю задвижку, открываю дверь. Снова стоит та же стюардесса, только глаза уже не такие круглые, и полотенце цепко держит в руке. "Сир, ар ю окей? ", - спрашивает она, пытаясь войти и тычет пальцем куда-то вбок. Туалеты в самолете – сами знаете – не подарок, места свободного нет, одному то тесно. Час назад, кстати, корейка одна блевала в этом туалете. Так она просто не закрывая дверь стояла на коленках в туалете во время блева, и ноги ее торчали в проходе. Кто мимо шел, просто перешагивали через нее. В общем, "И куда же ты хочешь тут пройти? Нашла время просить, все ли у меня в порядке..." - думаю я и возмущенно выдаю "Окэй, окэй. Бат ар ю крэйзи? Ю си – ай эм бизи, плиз вэйт э момент". После чего закрываю дверь и тем самым выпихиваю ее внутрь прохода. Остаток времени меня уже никто не беспокоил. По окончании столь затянувшегося дела одеваю штаны, мою руки и открываю дверь, чтобы выйти. В проходе со словами "Сир, ар ю окэй" меня встречает та же стюардесса. "Окэй, окэй - отвечаю я, размышляя о превратностях судьбы и о том, чем же могла мне в туалете самолета помешать турбулентность, и добавляю "Вот хэппэнд? Турбуленс? ". "Ноу", - отвечает она, "Эмерженси бАттон". "Что? " - спрашиваю я почему-то на русском, а в голове уже начинает проясняться картина произошедшего. Она тянет руку в бок, в сторону нарисованного на специальной площадке на стене пальчика с восклицательным знаком, "Эмерженси бАттон, ю пуш ит". "Ерш твою медь" - подумал я. Занавес. Кто ни силен в английском, написанном русскими буквами, да и вообще, для ясности, добавлю, что в самом начале процесса при поиске места утилизации бумаги я случайно нажал кнопку вызова бортпроводника для оказания экстренной помощи. Нужна она для того, чтобы, если вдруг именно в гальюне самолета ты начинаешь склеивать ласты и медленно стекаешь по стенке на пол, то в процессе нужно успеть нажать на эту кнопку, и тогда тебя может быть спасут. Именно поэтому она ломилась ко мне и спрашивала, все ли у меня Окэй. Просто в первую нашу встречу она несколько не ожидала увидеть то, что увидела, и не успела задать вопрос. А ко второй встрече она была уже полностью готова :)
Популярное за неделю
Российское агентство MILK выходит на международный креативный рынок
Российское креативное агенство MILK, известное своими громкими проектами с крупнейшими отечественными брендами, заявило о выходе на международный рекламный рынок.
#Япония
Легендарный Херби Хэнкок выступит на джаз-фестивале в Токио
Столица Японии приглашает на грандиозный джазовый праздник в конце августа.
#Япония
Бразильская Япония: мега-карнавал самбы в Токио
В японской столице состоится крупнейший в стране фестиваль самбы. Один из районов Токио превратится в красочный и шумный Рио-де-Жанейро.